И. М. Ильинский: «Судьба Крыма — судьба России»

16 марта 2014 года крымчанам предстоит сделать выбор: в результате прямого волеизъявления народов Крыма, скорее всего, будет принято решение о вхождении Автономной Республики Крым, включая Севастополь, в состав России. Очевидно, что новопровозглашённым властям Киева такая ситуация кажется неприемлемой. Мы обратились за комментарием к ректору Московского гуманитарного университета, президенту Русского интеллектуального клуба, доверенному лицу Президента РФ В. В. Путина, профессору И. М. Ильинскому.

Корр.: — Игорь Михайлович, хотелось бы выяснить Ваше отношение к крымской проблеме и каков сейчас выход из ситуации, создавшейся в последние дни?

И. И.: — Я считаю, что история подарила России случай, когда она может вернуть свою исконную землю и более миллиона русских людей. Упускать такой шанс было бы совершенно неправильно.

СМИ сейчас полны разноречивыми мнениями по этому поводу. Я с радостью приветствую решение Государственной Думы и Совета Федерации России, откликнувшихся на просьбу Президента В. В. Путина дать ему разрешение на ввод войск в Крым в том случае, если там начнётся кровопролитие и оно коснётся русских.

Корр.: — Как Вы считаете, какова позиция Владимира Владимировича Путина в этом конфликте?

И. И.: — Я очень обрадовался, как и миллионы людей в России и в разных областях Украины, той решительной позиции, которую занял Путин, сказавший, что войны не будет, если в этом не возникнет крайней необходимости.

Что имеется в виду под крайней необходимостью? Этого я, конечно, не знаю. Скажем, если бандеровцы пойдут походом на Крым, как об этом сейчас пишут газеты. А что такое поход на Крым? Там уже тысячи военных и спецподразделения приняли присягу на верность народу Крыма. Они будут защищаться. Вот тут и начнётся кровопролитие. В этом случае России ничего не остаётся, как выступить на стороне Крыма.

Крым никогда не был украинским, это широко известно. Но он и сейчас не является украинским. На днях по телевидению выступал бывший председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов, который обнародовал принятые на заседании документы Верховного Совета в 1993 году, на котором было принято решение о статусе Крыма и Севастополя в составе России. Нет никаких документов, фиксирующих факт передачи полуострова Хрущёвым во владение Украины. Это был щедрый подарок с его стороны.

В Крыму 75–80% населения постоянно голосуют за воссоединение с Россией. Был референдум в своё время, но его результаты проигнорировали. Конечно, есть проблема — это позиция некоторых лидеров крымских татар. Вот заявление главы Меджлиса Рефата Чубарова, который призывает жителей полуострова бойкотировать референдум, назначенный на 16 марта, опасаясь этнических чисток.

Я не стану вдаваться в далёкое прошлое и рассказывать, почему крымские татары были депортированы с полуострова. Думаю, ничего похожего сейчас не может повториться. И крымские, и российские власти говорят о том, что крымским татарам будет предоставлено достойное место в управлении республикой, в решении экономических проблем и социальных задач, что татарский язык будет одним из государственных. Татары составляют примерно 12% от общего числа жителей Крыма. И наверняка часть из них при всём давлении будут голосовать за присоединение к России. Ну и что здесь трагического? Мы не должны ожидать 100% голосования.

В России русские живут с татарами веками, никаких ущемлений татар с их стороны не было. У нас 20 000 000 жителей России исповедают ислам, живут в мире и согласии с христианами и никаких вопросов это не вызывает. Ни по какой линии я не вижу опасности ущемления интересов крымских татар.

Но меня насторожило то, что глава Меджлиса написал письмо на имя президента США Барака Обамы. Вот часть текста: «Уважаемый г-н Президент! Сегодня весь цивилизованный мир в ожидании потрясений, которые могут произойти в результате дальнейшей эскалации ситуации в Крыму»… Многим покажется странным, что глава Меджлиса обращается к Америке. Но это точный адрес. В основе украинских событий лежит национальный геополитический интерес США. За последние 20 лет США потратили на «демократизацию» Украины более 20 млрд долларов. Вероятней всего, Президент Обама предпримет определённые шаги, откликаясь на этот призыв, потому что Америке необходимо Чёрное море и Крым как ещё один плацдарм для окружения России. Они уже со всех сторон взяли её в кольцо. На очереди очередная «цветная революция», которую спланировали американцы для России.

Корр.: — Вы считаете, что за всем этим стоят наши западные партнёры?

И. И.: — В 2006 году я выступил составителем и автором вступительной статьи к сборнику секретных документов американской внешней политики и стратегии 1945-50 гг., которые были рассекречены и опубликованы Колумбийским университетом в 1978 году. Мы нашли их, перевели огромный объём документов на русский язык и опубликовали в издательстве Московского гуманитарного университета. Среди них есть документ Совета национальной безопасности 20/1 от 18 августа 1948 года «Цели США в отношении России». Когда-то совершенно секретный. Но его и сейчас плохо знают: книга вышла ограниченным тиражом, известно только узкому кругу исследователей.

Надо понимать, чтó такое — Америка. Америка — это вечная война за свои национальные интересы и за мировое господство. Если США в геополитическом плане что-то становится нужным в любой точке мира, они тут же объявят, что именно там и лежат их национальные интересы. Они устраивают столкновения, перевороты, вооружённые конфликты, войны, убивают сотни тысяч людей, не задумываясь о справедливости.

Хочу процитировать выдержки из вышеназванного документа, изданного в книге «Главный противник» (см.: Главный противник: Документы американской внешней политики и стратегии 1945–1950 гг. : пер. с англ. / сост. и авт. вступит. ст. И. М. Ильинский. — М. : Издательство Московского гуманитарного университета, 2006. — 504 с.). Только что закончилась Вторая мировая война, в которой мы были союзниками, но вот что в 1948 году пишут крупнейшие специалисты-советологи (здесь ЦРУ, Совет национальной безопасности, Госдеп и др.). Попутно я буду давать свои комментарии. На странице 200 текст: «Если предположить, что после завершения военной операции существование советской власти на части территории СССР будет для нас выгодным, то каковым должно быть наше отношение к ней? Сможем ли мы вообще найти с ней общий язык? Если да, то на каких условиях?» Я цитирую это потому, что сейчас пойдёт разговор о Советском Союзе, который они называли Россией, и в том числе об Украине.

Цитирую далее. «Если советская власть удержится на всей исконно русской территории, то вторым условием будет наличие договорённостей, определяющих военные отношения с нами и с сопредельными государствами. Другими словами, возможно, нам понадобится заключить с ними подобие договора. Это может казаться неприятным, но вполне возможно, что нашим интересам больше будет отвечать именно подобное соглашение, нежели крупномасштабная военная операция, необходимая для полного уничтожения советской власти.

…Чем меньше территории останется под контролем советского режима, тем проще будет ставить перед ним условия. В худшем случае, если Советы смогут удержать все или почти все территории, нам следует потребовать:

(а) Военные условия (сдача оборудования, эвакуация из основных зон и т. п.), направленные на обеспечение военной беспомощности в течение долгого периода времени.

(б) Условия, направленные на возникновение существенной экономической зависимости от внешнего мира.

(в) Условия, направленные на обеспечение свободы или предоставление федерального статуса национальным меньшинствам (как минимум мы должны настаивать на полном освобождении стран Балтии и предоставлении федерального статуса Украине с тем, чтобы украинские власти имели достаточную степень автономии).

(г) Условия, направленные на разрушение железного занавеса и обеспечение проникновения либеральных идей и контакта народов, живущих за железным занавесом и за его пределами.

Это всё, что касается наших приоритетов в отношении советской власти. Однако перед нами по-прежнему стоит вопрос, что делать с некоммунистической властью, которая может быть установлена на части или на всей территории России как следствие военных действий.

Прежде всего, стоит отметить, что вне зависимости от идеологической основы любого некоммунистического режима и вне зависимости от того, насколько он будет придерживаться идеалов либерализма и демократии, мы должны будем в той или иной форме обеспечить то, о чем уже говорилось выше, т. е. даже если установившийся режим будет некоммунистическим и формально дружественным по отношению к нам, мы должны будем обеспечить следующее:

(а) Отсутствие у подобного режима большой военной мощи.

(б) Его сильную экономическую зависимость от внешнего мира.

(в) Соблюдение им прав национальных меньшинств.

(г) Отсутствие попыток установить подобие железного занавеса при контактах с внешним миром» (с. 201–203).

И. И.: — Это уже про нынешнюю Россию.

«Если нам придётся иметь дело с режимом, борющимся с коммунизмом и дружественным по отношению к нам, то мы, без сомнения, должны будем делать всё, чтобы выполнение вышеописанных условий не было для него унизительным. Однако в той или иной форме нам всё-таки придётся следить за их соблюдением, если мы хотим мира и стабильности во всём мире.

Следовательно, мы можем смело говорить, что наша задача — следить за тем, чтобы в случае войны с Советским Союзом режим, который установится на территории России после войны:

(а) Не обрёл военную мощь, достаточную для угрозы соседним государствам.

(б) Не имел той степени экономической свободы, которая позволит обрести подобную военную мощь без помощи западных стран.

(в) Не отрицал автономности и права на самоуправление основных национальных меньшинств.

(г) Не поддерживал что-то, что в какой-то степени напоминает нынешний железный занавес (с. 203).

И. И.: — Ныне в России как раз такая ситуация. Мы обретаем экономическую независимость и оборонную мощь, что крайне не нравится Западу…

В этом документе есть четвёртая глава, которая называется «Раздробленность или территориальная целостность». В ней говорится: «Прежде всего, важно определить, что именно при подобном развитии ситуации будет для нас более выгодным: сохранение территории Советского Союза под управлением одного режима или территориальная и политическая раздробленность. Более того, если территории останутся под единым управлением (по крайней мере, в своём большинстве), то каковой должна быть степень федерализации будущего правительства России? И что делать с основными меньшинствами, например с Украиной?..

Украина — это наиболее продвинутая страна, которая находилась под властью России в последнее время. Как правило, Украина была недовольна российской властью. Украинские националистические организации вели бурную деятельность за границей. Очевидно, что Украина должна быть освобождена от влияния России, она должна развиваться как самостоятельное независимое государство.

Однако нам следует обращаться с подобным утверждением крайне осторожно. Его простота может быть осуждена в рамках реалий Восточной Европы.

Очевидно, что Украина была не в восторге от российского правления. Также очевидно, что что-то должно быть сделано для защиты позиций Украины в будущем.

И. И.: — Вот особенно интересный момент. «До тех пор пока украинцы являлись важной и особой составляющей Российской империи, они не демонстрировали признаков нации, способной взять на себя ответственность независимости перед лицом великорусской оппозиции. У Украины нет чётких этнических или географических рамок. Сейчас население Украины, которое в основном складывалось из людей, бежавших от российского или польского деспотизма, незаметно растворяется среди тех же русских и поляков. Какой-либо чёткой границы между русскими и украинцами нет, и провести её не представляется возможным. Города на территории Украины были в основном русскими или еврейскими. Так что основой чувства национальной самобытности является чувство «отличия», основанное на своеобразном крестьянском диалекте и незначительных различиях в традициях и фольклоре.

… Экономика Украины тесно связана с экономикой всей России. Там никогда не было экономической обособленности, и с тех пор как эти территории были отвоёваны от кочевников-татар, экономика соответствовала оседлому образу жизни населения. Поэтому попытки отделения украинской экономики от экономики России и её дальнейшего развития как самостоятельной будут столь же неестественными и столь же пагубными для неё, как, например, попытки отделить Кукурузный пояс, включая промышленную зону Великих Озер, от экономики США.

Более того, народы, говорящие на украинском диалекте, были разобщены, так же как и те, кто говорил на белорусском диалекте. В Восточной Европе основным фактором, определяющим национальную принадлежность, всегда была религия. Если и можно провести какие-либо границы, то это должны быть границы между приверженцами католицизма и приверженцами православия.

В конце концов, мы также не можем быть безразличны к чувствам самих великороссов. Они были основной национальной составляющей в Российской империи, они являются таковой и в Советском Союзе. Эта нация останется на этих территориях основной вне зависимости от того или иного статуса. Следовательно, любой политический курс США, рассчитанный на долгосрочную перспективу, должен строиться на принципах сотрудничества с ними. Территория Украины является частью их национального наследия (т. е. русского! — И. И.), и они прекрасно это осознают. Поэтому решение о полном отделении Украины от остальной России вызовет лишь протесты и негодование, и по этой причине его осуществление возможно только с помощью силы. Они (украинцы — И. И.) слишком близки к русским, и это не позволяет им позиционировать себя как что-то отличное от русских, и хорошо это или плохо, но судьба вынуждает их иметь соответствующие отношения с Россией.

Кажется очевидным, что оптимальным вариантом будут отношения, построенные на принципе федерализма, при котором Украина будет иметь определённую степень политической и культурной свободы, но будет зависимой в экономическом и военном плане. Подобная модель отношений будет отвечать и интересам русских.
Наша позиция должна признавать исторические, географические и экономические реалии, и, исходя из этого, мы должны будем подыскать «для украинцев приемлемое и достойное положение среди народов Российской империи, неотъемлемой частью которой они всегда являлись» (с. 204–206).

И. И.: — Пропускаю часть текста и далее: «Мы также не должны препятствовать какому-либо независимому режиму на Украине, если таковой появится там… Мы должны занимать нейтральные позиции до тех пор, пока наши военные или экономические интересы не будут как-либо затронуты» (с. 207).

На этом я прерву цитирование. Стоит сказать, что после этого документа появился новый, 1950-го года, который был в сущности продолжением предыдущего. В нём было сказано, что «холодная» война — это на самом деле настоящая война, в которой на карту поставлено выживание свободного мира.

Холодная война закончилась, но всё, что ныне думают американцы об украинцах, по сути осталось прежним. Они не изменили своё мнение, по крайней мере, не говорят вслух, что украинской нации как таковой не существовало и не существует до сих пор. Украина обрела государственный суверенитет в рамках Советского Союза, когда была образована Украинская республика с правом выхода из состава СССР; когда в состав Украинской республики были отданы русские города: Харьков, Донецк, Луганск, Одесса. Это искусственное творение Советского Союза, который рассчитывал жить вечно, но неожиданно рухнул. Однако проблемы, которые были заложены тогда в государственное строительство вот таким объединением, проявляются ныне. Сегодня мы видим, что говорит Крым, что говорит Харьков, что говорят Донбасс, Днепропетровск, что говорит Луганск, что говорят даже чисто украинские области. Особенно теперь, когда они оказались под властью бандитского правительства.

Очень важно, чтобы то, о чём здесь говорится, знали на Украине, чтобы люди понимали, что для Соединённых Штатов всё ныне происходящее с Украиной не более, чем геополитическая игра. Игра на большой шахматной доске, как говорил Бжезинский. И в данном случае Украина и её народы — пешки.

Тот, кто сегодня работает на Соединённые Штаты, тот работает против своего народа. Те же лидеры крымских татар, обращаясь к Обаме, видимо, думают: «Ах, русские обращаются к России? А мы — к Америке!». А почему? Чем Америка любезнее им? Чем татары любезнее Америке, чем России? С какой стати? США будут их кормить? Если сейчас развяжется война, они их используют, как пушечное мясо. Вот и всё! Вот и всё, что получат крымские татары.

Я думаю, что Владимиру Владимировичу Путину надо оставаться решительным. Историческая правда — за нами! И сиюминутная политическая правда — за нами.

Надо держать слово, которое уже дал народам России и Крыма наш Парламент. Если мы не выполним обещания, будем колебаться в ответ на призывы к нам, которые звучат сейчас многомиллионными голосами из Крыма и разных областей Украины, то это будет расценено людьми как предательство. Бандеровцы унизят всех до последнего! Их всех — и русских, и украинцев — поставят на колени, как поставили бойцов Беркута… И люди будут проклинать не только ту власть, которая издевается над ними, но и любимую ими Россию.

Я верю в то, что всё будет совершено по правде. Верю, что Владимир Владимирович сделает правильные политические шаги. 17 марта Крым воссоединится с Россией. Потом разберёмся с разного рода проблемами, которые, конечно, возникнут. А если начнутся волнения, у России, слава Богу, есть силы, и у Крыма будут силы для того, чтобы наладить нормальную жизнь. Это случится не сразу, но это произойдёт непременно. А сейчас надо решать важнейшую историческую геополитическую задачу, понимая, что следующая цель Америки — Россия!

Я не сомневаюсь, что вместо старого плана 40-х годов сегодня у США разработан новый, ещё более изощрённый, хитроумный план, который учитывает ведение борьбы с помощью новых высокотехнологических средств. Этот план действий направлен на захват, порабощение и уничтожение России.

Ильинский Игорь Михайлович


 
Новости
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.
12.04.2017
29 марта 2017 г. в Московском гуманитарном университете состоялись II Академические чтения памяти члена Русского интеллектуального клуба Владимира Андреевича Лукова (1948–2014), которые были организованы Институтом фундаментальных и прикладных исследований МосГУ и Русской секцией Международной академии наук (IAS, Инсбрук, Австрия). Участникам чтений была предложена тема «Тезаурусы и тезаурусная сфера».
30.03.2017
Попечительский совет Бунинской премии объявляет конкурс на соискание Бунинской премии 2017 года за лучшие произведения в области поэзии. Бунинская премия учреждена в 2004 году для поддержания лучших традиций русской словесности в современной литературе. Ее освящает имя Ивана Алексеевича Бунина — великого русского писателя и поэта, академика, лауреата Нобелевской премии.